Потрясающая сказка! Простой (в хорошем смысле слова), прямо-таки хрестоматийный сюжет, положительные герои и плошихи, метания главгероя и сделанный им в конечном счете выбор, мораль-вывод. Все в наличии, ясно и понятно. И все к месту, все как надо. Кэмерон снял именно сказку, Легенду. А в легендах именно так: местами романтично, местами жестоко, местами поучительно и всегда очень красиво.
С первых кадров фильма «Аватар» становится ясно, в каком направлении будет двигаться машина мирового кинематографа в области зрелищности. Это будет объемное 3-х мерное кино. Студии, помогавшие Джеймсу Кэмерону, получат работу лет на десять вперед, и в последующие годы на экраны выйдут всевозможные клоны «Аватара». И от этого становится радостно!
Каждый кадр снова и снова доказывает, что создатели этого Шедевра отдали все силы на его сотворение, все ресурсы тела и духа, вложили в него всю душу, все возможности до последней капли пота. И посмотрев его, невозможно не просто остаться равнодушным, невозможно избежать переворота всего сознания, воздержаться от переживания бури положительных эмоций, которые будут бурлить, уверена, еще много недель после просмотра..

Рецензии

Павел Кортунов

interkino.ru

Поднявшись спустя 12 лет с козырных глубин, Джеймс Кэмерон заметил, что море теперь по колено и звёзды ему по плечу. Как соскучившийся по труду сибарит он приглашает нас к насыщенной истории одного неудачного варварства, случившегося на третьей планете. Где-то там, среди девственных звёздных систем, вдоль которых, вполне возможно, хоть однажды пролетал какой-нибудь "Энтерпрайз", люди откопали симпатичный мир, где можно хорошенько поживиться. Это время, когда с Землёй уже "полный порядок", с её ресурсами "всё отлично", а с энергетикой "лучше некуда", и пробил час высасывать соки из других небесных светил.

И тут Кэмерон, подлец, предложил свои посреднические услуги. Он придумал идеалистический рай, который одинаково интересен и алчным рудокопам со связями на товарно-сырьевых биржах, и тупому десантнику, чей разум спустился в сердце, и лазурным индейцам с их примитивным бытом, окупающимся водружённым на пьедестал интеллектом самой природы. Неприлично большие пушки против отрадно эффективных луков и стрел, смазанные машинным маслом роботы и вертолёты-стрекозы против шестиногих коней с рычащими наездниками и летающих ящеров-баньши с USB-портом в ухе.

В этой дихотомии для соскучившегося по режиссуре режиссёра первично всё, что духовно. Всё, что выглядит оппозиционным, наивным и невозможным в реальности, смелым, правильным и гуманистическим в сказке, и что в кино приносит миллиард (приятных впечатлений). Кажется, Эйнштейн говорил: "Все должно быть изложено так просто, как только возможно, но не проще". Чем Кэмерон не Эйнштейн от блокбастеров? Свой сюжет он свёл, буквально, к нескольким посылкам, но своё развитие они получают на территории невиданных (и это ключевое!) визуальных буйств. Не в смысле Тарсема Сингха или Гильермо дель Торо, а скорее на манер Лукаса, как будто впавшего в амнезию на тему своей Вселенной и вынужденного начать с нуля.

Впрочем, у Джеймса Кэмерона, как у генерального директора голливудской кинофантастики, безусловно, своя манера. Всё эйч-ди пригожество Пандоры может вызвать у зрителей только радостный детский лепет. Новый мир не старается копировать что-то ещё, он щедр на собственную высококонцептуальную гармонию. И понятно, что одним из источников вдохновения помимо старых книжек с Марсом на обложке были аховые впечатления от пресловутых подводных пилигримств, которые Кэмерон и попытался с нуля воспроизвести в пространстве экологического мифа. Можно и времени счёт потерять, наслаждаясь видовыми 3D-репортажами из цифровых джунглей Пандоры, если бы не дополнительная идеологическая нагрузка.

Когда хищники теряют длину своей цепи, когда им кажется, будто любые границы условны настолько, насколько их могут защитить, где-нибудь обязательно полыхнёт. В клане Оматикайя дороже всего – единство и достоинство, у полковника Куарича (Стивен Лэнг) – доблесть и отвага. Всё, как бы, нормально. Только Куарич пускает свою доблесть на уничтожение чужого достоинства, подозрительно логично считая, что у существ, пренебрежительно отказавшихся от человеческих медицины, образования, асфальтовых дорог, не может быть права голоса в вопросах, затрагивающих категории наднационального бизнеса и даже выживания самих землян. Да, он только исполняет приказы, и делает это с солдатским кайфом.

А Джейк Салли (Сэм Уортингтон) с не меньшим кайфом утопает в Пандоре, стремится стать как На`ви, вожделенно пользуется своей новой виртуальной прытью, и обретает себя. Кто он, как человек? Конченый калека, бродяга среди пустых углов. Обнаруженный в запылённой Австралии Уортингтон, такое ощущение, умышленно сжимается в инвалидном кресле, становится совсем маленьким, чтобы через мгновение счастливым гигантом приручать дракона и вилять хвостом в такт одобрительным улыбкам Нейтири. Он отступник? Поддаться искушению комфорта, единственной любви, наконец, прозаичного физического здоровья, или присоединиться к родным воякам, к тем, кого озлобленно клянут по ящику, но чьими плодами с удовольствием пользуются? Салли делает неправильный выбор. И он герой. Сигурни Уивер довольна.

Кадры из фильма